воскресенье, 4 марта 2012 г.

7 марта исполнится 212 лет со дня рождения поэта Евгения Баратынского

«Тамбовский край, ты – часть моей России…». Кто из нас не произносил подобных слов с радостью и гордостью! Тамбовская земля питала многие таланты, она вдохновляла красотой своей природы великих людей. Один из них – поэт Пушкинской поры Евгений Абрамович Баратынский. Он родился 18 марта 1800 года в имении Мара Кирсановского уезда Тамбовской губернии в дворянской семье.

В различных источниках до недавнего времени указывались другие даты рождения поэта, хотя ещё 27 февраля 1976 года краевед, художник Владимир Георгиевич Шпильчин рассказал в газете «Тамбовская правда» о своей находке: в метрической книге Покровской церкви села Вяжля Кирсановского уезда он нашёл запись: «У князя Абрама Андреева Баратынского сын Евгений рождён 7 марта, крещён 8 марта…».

Евгений Абрамович Баратынский — великий поэт. И не только по силе и глубине дарования, но и по сумме заслуг. Он родоначальник русской философской лирики. Автор первой в России поэтической книги в современном её понимании. Его итоговые «Сумерки» были именно цельным замыслом, а не просто очередным собранием разрозненных стихотворений, как это водилось до него. Наконец, Баратынский — непревзойдённый мастер элегии — в некотором смысле послужил предтечей русского психологического романа и даже обрисовал его ключевые конфликты. «Две области — сияния и тьмы — / Исследовать равно стремимся мы».

Иосиф Бродский, один из главных пропагандистов поэзии Баратынского, дал ей очень точную характеристику. «Его стихотворения — это заключения, развязки, постскриптумы к уже имевшим место жизненным или интеллектуальным драмам, а не изложение драматических событий, зачастую скорее оценка ситуации, а не рассказ о ней».

И до Бродского за Баратынским утвердилась репутация гениального поэта эпилога, в том числе эпилога к золотому веку русской поэзии. «Последний поэт пушкинской поры» — вот ещё один из ярлыков, прочно закрепившихся за человеком, который сам же и написал стихотворение «Последний поэт». Только в том-то всё и дело, что сам он себя пушкинской эпохой не ограничивал. И это было ясно уже по тому «Эпилогу», который был написан в самый разгар означенной эпохи.
О трагическом эпизоде в жизни Баратынского
Баратынский и Тамбовский край




Комментариев нет:

Отправить комментарий